?

Log in

No account? Create an account

Творческая группа Гарри Барбак


Previous Entry Share Next Entry
Евгений Щербак. Сказ о том, как Иван за Правдой- Камнем ходил.
garry_barbak_1
… Было это в давние времена. Старики говорят, что тогда всего навалом было, а цена – бери задарма. Одним словом молочные реки, медовые берега. Родился тогда в одной семье ребенок чудесный: разговаривать стал сразу на трех языках -–Турецком, Аглицком и Гишпанском. Ну и на русском, само собой. Назвали его Ванюшей, Ванькой, значит. Рос он не по дням, а по часам, а как вырос – стал книжки всякие умные читать, да вопросы всякие людям задавать. Отчего, мол, жизнь у нас такая хреновая?


Одни говорили, что из-за царя. Но другие говорили: «не, не из-за царя, сколь царей помним, всегда чего-нибудь да недоставало – то правды, то колбасы. А вот деды сказывали, что в тридевятом царстве, в тридесятом государстве живет Упырь-Косопуз. «Может, от него у нас-то жизнь хреновая?» задумался Ванька, а потом вывернул молодой дубок с корнем, положил его на плечо, кивнул всем, мол, ничего, будут и на Марсе груши наливаться, да и пошел искать это царство-государство. Шел он восемь ден, да и еще три, дошел в степи до колодца глубокого, а рядом с тем колодцем – табличка с надписью: «Тридевятое царство, три десятое государство». Притомился Ванька, сел возле колодца передохнуть, да и заснул. А проснулся он от чувства тревожного, видит солнце за дальний лес заходит. Вдруг на небе Волчья звезда сверкнула, и луч ее прямо в колодец упал. Глянул туда Ванька, а воды то в колодце как ни бывало. Тут Ванька возьми да и сигани! Не успел и глазом моргнуть – стоит он на земле, перед домом белокаменным с флюгерами золотыми. А из дома шум-гам доносится. Ванька прямиком туда. Дверку распахнул, ножки отряхнул, шагнул за порожек, а там морды всякие поганые, с Упырем-Косопузом музыку танцуют да водку жрут за столами дубовыми со скатертями белыми. А меж столами-то – девка-интуристка в кружевном полупердоне стыд кажет, еду-питье разносит. Тут Ванька как шарахнет кулаком по столу, так что дверь с петель полетела и говорит Упырю:
- Ты пошто, затылок свинячий, жизнь нам хренову делаешь?
Тишина тут такая случилась, слышно аж, что у всех в животах делается…
А Упырь и говорит:
-Во! Ишшо один за справедливостью пожаловал! Вона, кто из них, - а сам гостей своих кивает, - за ней не приходили - все про нее забыли. Кто за палаты белокаменные, кто за золото червонное, а кто за девок прихожих! Слышь, молодец - чего хочешь проси, все сполню!
- Я тебе, козлячья морда, чичас сполню. И автомобилю японску и бужеле в боржоми! – говорит Ванька да и снимает с плеча дубину свою могутную.
- Хватайте его!- заверещал Косопуз мордам своим. Те только с мест повскакали, да ить Ванька как махнул дубиной два раза, так ихние глаза со стен потекли.
- Ну, Ванька, держись!- говорит Упырь, да и попер на него прямиком. А Ванька его про меж глаз дубиной! Упырь бряк волосатым пупком кверху и вроде как дуба дал. Ан глядь, опять прет!
И бились они так три дня и три ночи. И на третью ночь не углядел, притомился Ванька, тут его упырь и завалил.
Очухался он в кандалах, в темнице решетчатой. Слышит – вроде стонет кто-то. Присмотрелся – а там человек к стене прикованный, высохший весь, одни жилы да кости.
Подошел к нему Ванька да и спрашивает:
-Ты кто?
- Помираю… Тридцать лет я здесь… Справедливость искал…
- Я тоже…Бился я с Упырем треклятым, да видно не одолеть его…
- Вот что, добрый человек, Упыря зашибить можно только Правдой –Камнем, запомни…. Только Правдой-Камнем…- сказал да и помер.
… Сидит Ванька о Камне-Правде думает. Тут засов скрипнул, да и дверочка отворилася…Видит Ванька – девка-интуристка ему еды принесла. Да Ваньке то не до еды. Поставила ему девка поднос и к самому подсела, ласкаться стала. А Ванька-то дерево деревом! Девка же вся разомлела, сорокой стрекочет:
- Бежим, Ванюша, в страну заморску, заживем там припеваючи!
А Ванька глянул сквозь нее, да и говорит:
-Не…Мне здеся надо… Правды искать!
Посмотрела девка на него, покачала головой, да вдруг с него цепь снимает и говорит ему грусно так и ласково:
- Иди с богом, убогий!
… И пошел Ванька. Шел он, да все у людей расспрашивал про Камень-Правду. Только люди разное ему говорили. Проходил он так восемь лет и 3 месяца, уже шерстью стал обрастать, от одежды и обуви ничего не осталось. И вера то у него почти закончилась в этот Камень. Но как-то брел он, себе под ноги глядя, по тайге зауральской, устал, сел передохнуть на бревно. Вдруг словно солнечный зайчик пробежал по его лицу. Пригляделся Ванька - что-то вдалеке в горелом лесу блестит. Пошел он туда, а лес весь черный, перекореженный, того и гляди, стволом привалит. Вдруг бурелом кончился и оказался Ванька на круглой полянке, смотрит он, а псередине нее камешек переливается, сам размером со спичечный коробок. Хотел его Ванька поднять, да не вышло.
«Так это ж Камень-Правда!» – догадался Ванька. Поднатужился, да как дернет! Камень – ни с места, лишь остатки одежды в конец изорвал. И понял он тут, что одному ему тот камень не поднять. Пошел он людей на подмогу себе звать, только люди ему не помогли. Кто смеялся, кто боялся, а кто и просто нос воротил. И пропал Ванька, а кроме него то место, где Камень-Правда лежит теперь уже никто не знает. А старики сказывают, что стал Ванька Снежным Человеком, по Памиру теперь бегает. Его тамошние жители Ети-ть называют и уважают очень. Так что если встретит его кто, пусть поспрашивает про Камень-Правду. Может он чего и расскажет…


  • 1
мне понравилось. мораль сей сказки такова: о правде ходит лишь молва. - типа того. продолжения хочется, что камень этот не всякому поддастся

Спасибо вам на добром слове. Мораль тут у каждого своя - как кто хочет, тот так и понимает.

  • 1